BB MEDICAL - все для гемодиализа и лечения сепсиса

Опыт лечения алкоголизма и наркомании

Россия вырвалась на второе место в мире по распространению наркотиков, отстав только от Колумбии. Но, судя по темпам роста, мы скоро окажемся впереди планеты всей. У нас уже есть города, где 70 процентов молодежи употребляют сильные наркотики. Это значит, что лет через пять эти люди умрут. Сидящая на игле Россия форсированными темпами очищает территорию для "более цивилизованных" народов. И если мы не воспротивимся этой тенденции, навязанной извне, то в начале следующего века нас можно будет брать голыми руками, а точнее брать будет некого. Как же избавить соотечественников от наркотической удавки? Об этом нашему корреспонденту рассказывают генеральный директор Обнинского научно-производственного центра, созданного недавно для реализации городской антинаркотической программы, кандидат медицинских наук, невропатолог Дмитрий БАРКОВ и капитан медицинской службы, кандидат медицинских наук, невропатолог учебного центра Военно-морского флота в городе Обнинске Владимир КИРИЧУК.

Корр.: В последнее время нам сообщают столько ужасов о наркоманах, что может сложиться впечатление о совершенно безнадежном положении этих больных - даже тех, кто употребляет слабые вещества. Но Вы-то знаете, что это не так: при желании может вылечиться даже самый тяжелый наркоман.

В. Киричук: Сейчас полно объявлений о том, что специалисты излечивают наркоманию. А на самом деле они ставят пациентам так называемую вкусную капельницу (с глюкозой и витаминами) и параллельно вводят вещества, которые заменяют наркотики: например, трамал действует так же, как героин, но не разрушает столь сильно органы. Однако это не лечебный, а замещающий метод. Когда концентрация трамала в организме снизится, у больного возникнет непреодолимая потребность снова принимать настоящий наркотик. Хотя он дал специалистам подписку о том, что не будет этого делать.

Д. Барков: Сейчас популярен израильский метод, разработанный Андре Вайсманом. Под наркозом пациенту вводят через зонд в желудок препараты, которые являются антагонистами опийной группы. Они "садятся" на рецепторы, уже занятые героином, и вытесняют его. Через несколько часов человек просыпается и больше не хочет колоться. Казалось бы - красота: вылечили героиниста. Но дело в том, что через 4 - 6 недель ему обязательно захочется принимать... препарат, которым его снимали с зависимости. Это может быть метадон, налтрексон, налоксон и подобные им так называемые лекарства. На самом деле это тоже наркотики, только более слабого и длительного действия. Оно кончается через месяц, и у "вылеченного" человека начинается настоящая ломка, как будто он лишился сильных наркотиков. В результате героиновый наркоман становится метадоновым (налоксоновым, налтрексоновым). Но, как говорится, хрен редьки не слаще.

В. Киричук: Нельзя вылечить наркомана немножко, чуть-чуть. Хотя указанные препараты обладают меньшим токсическим действием, чем героин, они все равно вызывают привыкание, разрушение органов и сознания, всестороннюю деградацию личности. Но это происходит менее заметно и гораздо дольше, чем от сильных наркотиков. Однако тем и опасны разрешенные препараты, что не вызывают опасений пациента. Он не считает себя больным и не пытается вылечиться. В результате мучается дольше, но кончает жизнь точно так же, как его друзья, которые не сошли с героина и поэтому давно умерли.

Корр.: Но вы создали свой центр, наверное, не для того, чтобы констатировать бессилие медицины перед наркоманией?

Д. Барков: Мы намерены ее победить. Но это решение родилось не сразу. За шесть лет работы в этой области мы попробовали практически все методы лечения и убедились в их низкой эффективности. В частности, мы пытались снимать физическую зависимость у наркоманов с помощью аппарата "искусственная почка", но не добились большой ремиссии, чтобы после нашего лечения больной мог долгое время не употреблять наркотиков.

Тогда мы стали изучать литературу, экспериментировать и в результате объединили несколько методов, которые прекрасно дополняют друг друга и дают куда более высокий эффект, чем каждый по отдельности. Суть нашего подхода в том, чтобы как можно быстрее вывести продукты распада наркотиков из клеток внутренних органов, жировой ткани, костей и центральной нервной системы.

Ведь неудачи других подходов объясняются тем, что эти продукты слишком долго выводятся из организма - за две-три недели. Все время больной переживает мучительную ломку, и надо быть супергероем, чтобы выдержать эти адские муки. Как правило, бедняга сдается и употребляет наркотик прямо во время лечения. Если его не дают ему сами врачи под видом безобидных лекарств. А мы в течение суток полностью выводим из организма продукты распада наркотиков. Глубокое очищение организма практически не оставляет наркотиков и продуктов их распада, избавляет пациента от ломки. После нашего курса он не испытывает физической потребности принимать наркотики, что является залогом победы над недугом.

Корр.: Насколько я понял, с помощью известных методов вы получаете принципиально новый результат - реально избавляете наркомана от физической зависимости.

В. Киричук: Именно так. Мы используем давно разрешенные, лицензированные методы, но их сочетание и временные интервалы применения являются нашим ноу-хау. Раньше наркоманов очищали минимум за две недели - мы же делаем это максимум за двое суток. Некоторые психиатры лечили наркоманов ускоренно шоковыми методами, которые травмировали психику пациентов. Мы тоже лечим очень быстро, но без шоков и даже без ломки. Социологические опросы показали: наркоманы, которые испытали на себе ужасы старых методов, очень боятся лечиться вновь. А наше лечение им нравится. Они не боятся повторить его, но это им становится не нужно. Как правило, больные поступают к нам в состоянии ломки, но она прекращается через 15 минут лечения навсегда. На наших сеансах они отсыпаются, хотя мы не применяем наркоз и психотропные вещества. Мало того, вводим в кровь лекарства, которые восстанавливают функции нарушенных органов. Поэтому больные лечатся не только от наркомании, но и от ее последствий.

Корр.: Но ведь этого мало. Хотя пациента уже не "ломает", опасность еще не исчезла. Ведь у него остались друзья наркоманы и, как вы говорите, условно-рефлекторные связи в мозге. И люди, и вещи напоминают о любимом времяпровождении. Как снять эту психологическую зависимость?

Д. Барков: Мы - врачи и отвечаем за медицинскую часть работы. А обеспечить социальную реабилитацию больных мы просто не в состоянии. Это прежде всего задача общественности. Например, в обнинской программе "Здоровый город" есть антинаркотический раздел. По этой программе очень многое делается для того, чтобы бывшие наркоманы не возвращались к своим занятиям.

В. Киричук: Министерство образования РФ разработало программу, которую уже одобрило Правительство, по созданию в России трех центров реабилитации наркоманов. Один из них будет в Обнинске. Мы станем проводить здесь детоксикацию, о которой уже вам рассказали, а также психологическую коррекцию и социальную адаптацию бывших наркоманов.

Д. Барков: Но главное, наверное, профилактика. В России разработаны очень простые и эффективные методы, которые позволяют быстро выявить наркоманов среди разных групп населения. Такое исследование недавно провели в Салехарде.

В ходе тестирования там установили ужасный факт: 70 процентов всех учащихся - наркоманы. Это вызвало настоящий шок у руководителей учебных заведений и администрации города. Они поняли, что через несколько лет он просто вымрет, если сейчас не бросить все силы на борьбу с наркоманией.В Обнинске не проводилось такого тестирования, но власти уже поняли опасность, грозящую городу, и приняли профилактические меры. Однако мы никак не можем раскачать родителей. Говорю одной маме: "В моче вашего ребенка обнаружены наркотики". Отвечает: "Ну и что - может, он перебесится?" Открываю глаза папе - а он отмахивается: "Некогда сейчас лечиться - надо работать на даче". И невдомек родителям, что потом будет уже поздно: их ребенок не захочет расстаться с наркотиком. До самой смерти.

Корр.: В том-то и дело, что родители не знают о смертельной опасности, которую таят наркотики. Так раскройте же им глаза!

Д. Барков: Вот лишь несколько фактов. Основная болезнь наркоманов - гепатит В и С, который передается через общий шприц. Но вирус гепатита сильнее ВИЧ-инфекции и подавляет ее. Тогда исследование показывает, что человек болен только желтухой, а СПИД у него не выявляется. В результате мы несколько месяцев лечим гепатит, загоняя его в хроническую форму (для реального излечения нужно 8 - 12 тысяч долларов), а потом "нежданно" обнаруживаем ВИЧ-инфекцию, которая начала бурно размножаться и стала практически непобедимой. Все недоумевают: откуда она взялась, ведь за время лечения гепатита больной не имел контактов с носителями инфекции... А он получил ее раньше, вместе с вирусом желтухи.
Недавно Обнинск отправил в Калининград сто новобранцев. У семерых из них неожиданно нашли ВИЧ-инфекцию и вернули ребят назад. Но ведь до армии их тщательно проверяли, а СПИД не обнаружили. Просто он "пересидел" под прикрытием гепатита. Из этих семи человек четверо "сидели" на героине и еще трое только один раз ввели себе в вену наркотик. Все семеро кололись одним шприцем вместе с носителем ВИЧ-инфекции.
Кстати, из 52 официально зафиксированных ВИЧ-инфицированных в Обнинске два человека уже заболели СПИДом. И все 52 зараженных - наркоманы!

Теперь вы понимаете, что грозит нашим детям? Даже если наркоманы не умрут от передозировки, то их убьет гепатит или СПИД. От гепатита С, например, умирают даже быстрее, чем от ВИЧ-инфекции: этот вид желтухи вызывает скоротечный цирроз печени и смерть через год после заражения. А СПИД за это время просто не успевает клинически проявиться.
На других тяжелых наркотиках люди живут максимум пять лет. Ну а на легких они могут промучиться лет десять.

Корр.: Насколько я знаю, с помощью "искусственной почки" можно лечить не только наркоманию, но и алкоголизм?

Д. Барков: Да, мы успешно это делали в клиниках Военно-морского флота и хотим продолжить в Обнинском центре реабилитации. К нам доставляли очень тяжелых алкоголиков, иногда даже в белой горячке. С помощью гемодиафильтрации мы выводили их из запоя и ликвидировали саму его основу. Весь организм полностью очищался от продуктов распада алкоголя, а также от агрессивных антител и ферментов, которые раньше вырабатывались для его нейтрализации. Физическая зависимость снималась полностью - человеку совершенно не хотелось пить.
Так, семь лет назад к нам приковылял мужчина с тяжелой формой алкоголизма. У него было токсическое поражение нервной системы, он практически не мог ходить, а об умственной деятельности и речи не шло. Начальство выгнало его с работы, а жена не пускала домой. И ему мы впервые в нашей практике провели гемодиафильтрацию. В результате он семь лет не брал в рот ни грамма спиртного. Вернулся в семью, занялся мелким бизнесом и уже открыл три магазинчика.
Окрыленные первым успехом, мы потом вылечили очень многих алкоголиков. А четыре года назад к нам пришел любитель спиртного, который, как выяснилось, оказался еще и наркоманом. С тех пор мы успешно лечим и таких больных.

В. Киричук: Например, два года назад к нам привели наркомана из Воронежа. Мы попытались найти с ним цель, ради которой он мог бы бросить свое занятие. Оказалось, он хочет жениться на любимой девушке и завести детей. Что ж, мы его денек почистили и еще дней пять восстанавливали функции внутренних органов. Мало того, что он сам вылечился - от него к нам уже приехало десятка два других наркоманов. Как они его ни подначивали, он не стал с ними больше колоться. Женился, восстановился в институте, нашел хорошую работу, все у него теперь есть. Друзья-наркоманы не смогли устоять против такой наглядной агитации - и сами у нас вылечились.

Корр.: Почему вы так стремитесь к этой грязной и неблагодарной работе - лечить наркоманов и алкоголиков?

Д. Барков: Потому что поняли, какую чудовищную опасность представляют они для нашего общества. Если оно не станет принимать кардинальных мер для борьбы с этим злом, то года через два мы будем наблюдать явные признаки вырождения молодого поколения. Мы уже, быть может, потеряли процентов 80 - 90 людей в возрасте от 18 до 25 лет как активных членов общества, то есть способных рожать здоровых детей и приносить реальный доход обществу.

Корр.: Но вы говорили, что даже в неблагополучном Салехарде только 70 процентов наркоманов такого возраста.

В. Киричук: Это - сидящих на игле. А пробовавших гораздо больше. Но достаточно курнуть или кольнуться максимум пять раз, чтобы возникла зависимость от тяжелых наркотиков. Но можно один раз кольнуться и заразиться гепатитом или СПИДом.
Положение просто катастрофическое. Мы читаем отчеты МВД о наркомании - и волосы дыбом становятся. Россия уверенно выходит в мировые лидеры по распространению и употреблению наркотиков. Этому очень способствует то, что у нас самые слабые в мире законы по борьбе с наркотиками. То есть делаем печальный вывод: наркомания стала реальной угрозой безопасности российского общества, национальной катастрофой.
А вот в Сирии нет наркомании по очень простой причине. Если у вас в кармане найдут наркотик, то вам грозит смертная казнь. Нечто подобное в Грузии: если у вас в крови обнаружат наркотик, сдерут такой штраф, что не расплатится вся ваша семья. А во второй раз вас посадят в тюрьму. Поэтому, прежде чем ехать в Тбилиси, умные грузины приходят к нам на лечение.

Д. Барков: У нас в России нет жесткого государственного контроля над наркоманами. Остается единственный выход: начинать бороться со злом своими силами на местах. Мы хотим попробовать это в Обнинске. К счастью, нас поддерживает вице-мэр города Ирина Ефимкова. Нам осталось найти финансирование. И тогда в Обнинске начнется протрезвление и оздоровление России.

Наши контактные телефоны:
(495) 219-83-02, (084-39)438-48 (г. Обнинск).
Дмитрий МИХАЙЛОВ